Люми (1991) — Красная щапочка на новый лад: наивная, но душевная, страшная современная сказка из 90-ых.

А это уже наш отечественный фильм из 90-ых. Есть некие древние люди, которые раз в сто лет посылают лучшего воина, чтобы тот отомстил людям за прошлые события. Есть жертва – обязательно девочка, и есть охотник, который собственно охотится на них. Звучит знакомо до боли…

Далее, если описывать спустя рукава, то получится нечто вроде: боевик-хоррор с элементами комедии… Но раз фильм меня зацепил и понравился, то разберём его по косточкам – и вытянем много интересного – он не так прост, как кажется впервые — хотя многие детали прям в лицо нам подают, особенно ближе к концу фильма.

Как я узнал об этом фильме.

Начну издалека – у меня, на каждый фильм или мульт, своя история… Началось всё того, что фильм я этот в своё время не посмотрел – увидев по телеку рекламу о Люми, который будет идти к ночи, мать не дала мне его посмотреть (редкий случай, ибо практически все ужастики, за исключением Зловещих мертвецов, я смотрел спокойно – и большую часть времени потом они меня не пугали), но видно ещё сыграло и то, что он шел очень поздно – а мне потом надо было на работу… тьфу, то есть в школу (а мне тогда было лет 9-10). Дело обычное. Утром мать меня просветила, что фильм так себе; вроде какие-то эстонцы, да к тому же монстр всего-то кругами ходил вокруг хутора, а под конец нашёл на болотах какую-то старую фашистскую фуражку (почему-то не каску, как было в фильме) и напялил на голову. И, в общем-то всё — мутно, не о чём — был отзыв родителей.

Но услышав это, я должен был этот фильм посмотреть! Впрочем, я о нём надолго забыл, да к тому же, в моей памяти этот фильм остался, по отзывам, как бы трэшаком непонятной национальности, а позже его ну никак не показывали, и он мне не попадался.

Когда я уже начал работать, я стал искать фильмы, которые либо смотрел в детстве — но забыл, либо пропустил. Нашел этот фильм, записал на диск, на работе посмотрел, потом деду с бабкой показал – в принципе, я был доволен и жалел лишь о том, что тогда не дали его глянуть — но не сильно. В принципе, он и сейчас зашел, когда я его посмотрел, в 2008-ом (сделал скидку на те времена). Всё же в фильме оказалась своя атмосфера, которая меня тогда бы, в 90-ые, всё же напугала: почти не мистика, а наука, и монстр – нечто вроде научно-популярного снежного человека; так что пару ночей, после Люми, я бы всё же не спал нормально…

Так или иначе, я оценил фильм лучше, чем родители, дед с бабкой же отметили, что фильм какой-то несерьезный — вроде ужасы, но смешано всё — но актёры приятные и знакомые, большей частью… Но колорит да, не местный, типа Прибалтика чувствуется — но не сильно, просто имена у всех не нашенские.

В общем и целом, даже спустя многие годы этот фильм (поначалу плохонькая VHS-версия, а потом уже более качественный RIP) прочно засел у меня в Коллекции фильмов, собранных за 20-30 лет — как ужастик из конца Советского Союза – их набиралось не много, и не мало, но качеством они были, конечно, далеки от европейско-американских – хотя именно своим антуражем и притягивали — некой простотой и доступностью, необычностью.

В общем, фильм мне идёт, когда наступает осень, и раз-два в год я его пересматриваю.

Хотя фильм Люми пришел ко мне в руки спустя 20 лет с момента выхода, я всё ещё ценю его — хотя моя ностальгия по нему была несколько растянута на поздний период. Фильм не самый известный и популярный, но по-своему родной и душевный: и зло какое-то не совсем уж злое, и добро не самое бескомпромиссно-правильное – а главное, там есть люди, приближенные к простому народу, к глубинке. Но главное, смесь начала 90-ых, и без того полного ужасов реальных, не придуманных – и на их фоне этот фильм, как детская сказка на ночь, в целом беззубая, милая — и лишь чуток пугающая. Прикольный, экспериментальный большей частью, знаковый фильм, и название такое мягкое – Люми (меня всё время тянуло его звать как Люмми).

Стандартная аннотация.

Как истинный ученый, Гумперт на карте отмечает «случаи люми»: свой маршрут и предполагаемые точки, где могут появиться люми в ближайшее время.

Люми — одновременно наивный и ламповый, он пытается быть ужастиком – но фильм почти что “пугалка для детей” и по сути — семейный. В свое время пугал не очень (но не детей), но был свежим взглядом для кино СССР\России. Видно, что автор погнался за модными тогда голливудскими ужастиками, но привесил наш русский колорит. Фильм немного провисает в прикрученных сценах мелодрамы, но в целом неплох, хоть и банален в какой-то мере, по-советски простодушен, что ли. Опять-таки, вольный пересказ классической сказки “Красной шапочки и волка” — тут у нас воины из древнего племени (нечто вроде снежных людей, людоволков – но не оборотней, а именно заросших полу-гигантов), пытаются отомстить человечеству, посредством поимки человеческой девочки. Вероятно, издревле была такая ситуация, когда перволюми попалась девочка, но её спас охотник, убив люми – и теперь, сквозь века идёт эта странная игра – имитация охоты на охотника, некий ритуал, соблюдаемый обеими сторонами. Есть пара нюансов, но о них позже… И вероятно, фильм упирает на то, что это именно сказочник Шарль Пэрро (также упоминается Теодор Гофман) списал свою сказку с реальной истории, а не наоборот, придумал её сам. Есть некий охотник — Валерий Гумперт, который за люми гоняется, попутно их изучая.

Вообще, фильм часто заигрывает с классикой, например, кроме связки волк-охотник-Красная шапочка, есть на мой взгляд, и подвязка Лолита-ГумБерт – есть неопределенного возраста мужчина Валерий Гумперт (его фамилия, довольно редкая может быть и псевдонимом — как и у классического Гумберта Гумберта), и есть маленькая милая лоли, которую добрый дядя менторит, уговаривая — ради общего блага (ибо такова игра, но всё по-серьёзному), покосплеить Красную шапочку для люми. С этой стороны у охотника профессиональный интерес, он добр и представителен, но это его не очень оправдывает – всегда есть риск, что девочку схарчят — в угоду ритуалу, сыгравшему на удачливость люми. Двоякая ситуация.

К слову сказать, охотник разговаривает с девочкой по-взрослому, серьезно и не скрывая важности и опасности момента поимки люми.

Также пикантности придаёт и то, что сей товарисч ещё и друг семьи папы маленькой девочки — Яниса, а его жена Инга до кучи – неровно к нему, Гумперту, дышит. Впрочем, тут не всё так опошлено (как могло бы быть сейчас или в 2000-ые), и довольно по светлому обыграно, пусть и выглядит заковыристо – все эти любовные многоугольники…

Отчасти Ингу можно понять — она в самом соку и моложе мужа — которого сейчас только стишки возбуждают; а хочется романтики…

РОЛИ.

Так как дело происходит как бы в Латвии, у наших актеров в фильме соответствующие имена. Начнем с менее значимых, а закончим самым «сочным персом» из фильма.

Тётя Эстер (Капитолина Ильенко)

– и никак иначе: какова в жизни, такой и на экране предстала почти что. Большей частью театралка. Актёрский стаж – почти сорок лет.

Живущая неподалеку тетя, неуловимо напоминающая миссис Хадсон – из благообразных дам начала этого века. Есть предположение, что она знавала Гумперта, тогда ещё Якова (прадеда Гумперта, или его же самого — но под другим именем), то почему-то его не узнала – по крайней мере, его голос и вид могли бы что-то в памяти что-то да поднять из воспоминаний. Судя по фотографии у неё дома, Яков Гумперт был тогда старше Эстер (тогда она могла быть девочкой), возможно и она намечалась тогда на роль Красной шапочки. Эстер подсознательно ждала от Валерия нечто такого: простите, но когда мы с этим шалопутом Имантом меня запихнули в сарай, я подумала о вас плохое… Кстати, этим они уберегли её от люми, когда тот пришел в её дом — на этот раз бабушку не съели.

Забавен эпизод, когда к ней, ведомый устрашающим люми, пришел Имант — но люми пропал, а Имант в немецкой каске лишь вызвал упрёк в дурашничестве – мол, он такой дуралей, что разыгрывает старую женщину, таскаясь по болотам в этой каске. Иманту было не до смеха, хотя у него отлегло, что всё обошлось.

На Латвийских болотах бывали немцы — вот и подобрал люми эту каску там же. Один из абсурдных эпизодов в фильме.

Камерная, но важная роль – ибо по сказке, по канону, если есть внучка, то должна быть и бабушка, под которую подделается волк-люми. Особенно страшно, когда неожиданно люми может подделать её голос, это особенно дико смотрится и воспринимается. Ещё в сказке это был спорный момент, когда ̶в̶о̶л̶ч̶а̶р̶а̶ ̶п̶о̶з̶о̶р̶н̶ы̶й̶ волк косил под бабушку, а внучка всё ещё сомневалась, кто перед ней.

Имант (Алексей Сильвёрстов)

Поверхностный, придурошный, пугливый, безобидный — это Имант.

— Таманская дивизия далее — педагог и актёр (большей частью театра) — из “табакерки” Олега Табакова. Играл бы и дальше в спектаклях — но много болел, и умер в 1998-ом году.

Местный повеса, которому нечего делать, врач. Также бесхитростен, легко пуглив, самоуверен и беспечен. В целом, безобиден. Клеится к Инге, но той он нужен лишь для вида, по инерции поддерживает с ним отношения. Комичен, отчего весь фильм проходит в роли этакого шута. Смотрится как лайт-версия местного Н. Ерёменко.

Кудрявый как пудель, легкомысленный парень, подкатывающий к Инге – но та увлечена загадочным и волевым Валерием Гумпертом. Именно поэтому, настырный Имант и трётся вокруг да около — по старой памяти. Занятная роль, для, как бы и без того уже странного треугольника: Инга, её муж-объелся-груш и Валерий.

Янис (Александр Потапов).

– известный актер, по сути, тут его передали почти таким, каким он был в жизни: любитель литературы, русской классики и автолюбитель со стажем за полтинник – этакое маленькое камео, правда, изрядно утрированное. В молодости был очень ярким, да и постарев, остался обаятельным и моложавым.

̶Я̶ ̶п̶о̶э̶т̶,̶ ̶з̶о̶в̶у̶с̶ь̶ ̶я̶ ̶Ц̶в̶е̶т̶и̶к̶ ̶-̶ ̶о̶т̶ ̶м̶е̶н̶я̶ ̶в̶а̶м̶ ̶в̶с̶е̶м̶ ̶п̶р̶и̶в̶е̶т̶и̶к̶!̶  Седой, в годах, незадачлив, бесхитростен, великодушен, большой ребёнок, как и все творческие люди обидчив, импульсивен и подвержен истерикам. Женат на Инге, есть дочь Марианна.

Экзальтированный (восторженный) идиот, если по-чесноку. Забавен общим неведением, верой в преданность жены. На самом деле, это даже трагикомедия. Так себе поэт, и так увлечен своей писаниной, так по-детски радуется своим победам на этом поприще, что сцена — когда он забежал радостно хвалиться этим в момент, когда Игна была бы ВНЕЗАПНО в постели с Гумпертом, была бы изрядно трагикомичной. Но и без того он, так или иначе, ̶н̶а̶ч̶и̶н̶а̶е̶т̶ ̶ч̶т̶о̶-̶т̶о̶ ̶п̶о̶д̶о̶з̶р̶е̶в̶а̶т̶ь̶, увидев в окне, ночью, обнимающихся на улице свою жену и Валерия — поэтому обижается на друга Гумперта, и в сердцах уезжает на своём жалком и милом, как и он, голубом расцветки москвичке – чтобы потом вернуться и всё простить. Ну, вот как не умиляться такому типажу?

Чуть что, сразу свои «мёртвые души» в — огонь: такова ранимая и тонкая натура стихоплета…

Люми, кстати, бросился за ним в погоню – а мой дед ворчал, когда смотрел на это — жалел бедный москвичок (который люми хулигански распотрошил, так и не прибив незадачливого Яниса), ибо уже тогда он у него был такой же, только серый – старина 401-ый…

Хо-хо-хо, природа торжествует над механикой!

Забавно, что в эпизодах о ролях, ему пару слов настукивает на пишмашинке люми, по-друженски – и видно, что несмотря на некоторые суровые моменты, режиссер фильма всё же сводит многое к фарсу и комедии. То есть, при других обстоятельствах, люми мог бы быть другом для всей семьи… Есть же иностранный фильм, где был добрый снежный человек, которого люди прятали у себя дома, в горах…

Спасибо, дружище!

Инга (Надежда Бутырцева).

Этакая роковая полу-ведьма из глубинки, в любом случае — загадочная женская душа.

– актриса театра и кино, вечно у неё получаются аристократки и сильные, но с трагичным видом, женщины. По сути, часто играет саму себя, свой типаж, который давно устоялся и запоминается надолго.

Роковая женщина местного разлива, красива некой полублагородной красотой, этакая недо-ведьма, несёт в себе некую трагичность. На самом деле довольно простая, чуточку в душе загадочная женщина, ибо жаждет героя-любовника, каким видит целеустремленного Гумперта, которому она призналась в любви – но тому ̶н̶е̶д̶о̶с̶у̶к̶, потому что охотник. Также Инга, на автомате вроде бы, поддерживает тайные отношения с легкомысленным Имантом, но он её неинтересен — несерьёзный какой-то…

В целом, несмотря на красоту, мамаша Марианны вызывает противоречивые эмоции: дочь по лесу гуляет, её непонятно на что подбивает хмурый Гумперт (а батя его страшным сказкам для дочки потакает), а Инга ведет себя как нимфоманка, ̶о̶т̶ч̶е̶г̶о̶ ̶л̶ю̶м̶и̶ ̶и̶з̶ ̶к̶у̶с̶т̶о̶в̶ ̶к̶р̶и̶ч̶и̶т̶ ̶е̶й̶ ̶-̶ ̶Ш̶Л̶Ю̶м̶б̶е̶р̶г̶е̶р̶а̶!̶

Марианна (Вита Гребнева).

Милая девочка, особенно хочется похвалить её в моменты выражения ею страха — выглядит правдоподобно.

— тоже не самое простое имя для нас. После фильма далеко пошла, сыграв в одном сериале, потом поработала в модельном агентстве, а далее снова снялась в ряде фильмов — во как.

Та самая девочка, которая также должна сыграть роль жертвы в этом… спектакле. Довольно хорошо отыграла пугливого и робкого ребёнка (и вместе с тем, довольно решительного – если надо) — роль хорошая, она даже более важна, чем роль тёти Эстер.

Для знания матана Гумперт-ментор выдал ей книжицу-пособие — Красную шапочку – и отвечал на возникшие вопросы девочки, готовя её к ритуалу поимки люми..

Люми (Алексей Малюков).

— матерый человечище, не актёр (это и не требовалось), но метатель ̶т̶о̶п̶о̶р̶а̶ молота и чемпион по легкой атлетике. Ну и комплекция-рост — как раз для люми.

Но непропорционально маленькая головка люми сильно контрастирует с более чем двухметровым ростом и широченными плечами — опять по-пародийному получилось…

Вроде бы дружелюбный, и в целом, как неопасный для большинства людей – но загрызть может рандомно любого. Видимо, его охота подразумевает больше нагнетание страха на жертву и её окружение – это ритуал, игра, на вроде кодекса Яуджа-Хищника. Убивать всех без разбору ему неинтересно – от всего этого создаётся впечатление, что люми присылают̶ ̶н̶а̶ ̶у̶б̶о̶й̶ для инициации либо молодых воинов (этакий непуганых и хулиганистых), либо матёрых (возможно, такие были ранее): и у них намечена цель именно в своих землях, угодьях, где они вольны «хулиганить», а по пути, в крайнем случае, устранять лишь тех, кто их продвижению мешает — походя и быстро, ибо это не объект охоты…

Актёра выбирали из-за внешности и роста – ̶п̶о̶д̶о̶ш̶е̶л̶ ̶б̶ы̶ ̶и̶ ̶В̶а̶л̶у̶е̶в̶, но под рукой был именно Малюков. Загримировали чуток, приодели – и люми готов; немного топорно, но и замаскировался люми довольно умело – не светился особо в людных местах, шифровался — и нападал, если его палили — лишь его очень большой рост ̶и̶ ̶п̶а̶р̶а̶ш̶ю̶т̶,̶ ̶в̶о̶л̶о̶ч̶а̶щ̶и̶й̶с̶я̶ ̶с̶з̶а̶д̶и̶ выдавал в нём засланца… Я бы ещё ему хвост добавил, для антуража, волчий – как никак люми под волка косят…

Даже в коротких эпизодах — в конце фильма, видно, что человек этот добродушный и весёлый, как обычно водится у высоких людей (на вроде актёра Ю. Богатырева).

Сигис (Александр Мохов).

Нет, это не зомби, это Сигис придуривается: в целом, он шутник (мягок в душе), так и серьезный и ответственный (иногда) парень.

– свой парень, деятельный актёр (с забавным курносым носом). Обычно играет более серьезные роли, как например, в фильме Серые Волки 1993 года – где он сыграл капитана Сорокина, когда как А. Потапов играл сына Хрущева – Сергея Никитича. Но и дурашливые роли ему тоже попадались; тут же вышло нечто среднее — причём одно очень быстро перетекает в другое. Сигис забавен и по своему крут, но к сожалению, не был готов к такой напасти как люми…

Сигис всё время таскается со своим арбузом, потом потерял его, только отлегло — опять за своё…

Военный, пограничник… а, нет – пожарный инспектор, ретивый и немного упертый на уставе родственник – брат Инги. Обходил владения свои, и нарвался на типа подозрительной наружности, шастающего с автоматом, аки анти-партизан-гуэрилья – и принял соответствующие меры, отчего невезучий охотник лишился некоторой мобильности. Далее вмешался люми — и “родственник” отделался расколотым… арбузом — и сотрясением мозга.

Торговец оружием (Белоусов).

«Волшебное оружие» — на таком лучше «играть» в лесу — меньше народу услышит…

— давний, с 70-ых годов, актёр театра и кино, в жанре драмы и комедии; после фильма Люми сыграл ещё несколько ролей, и умер в 1996 году.

Мелкая, но забавная роль. Типичный скользкий барыга. Претендует на загадочность, хотя его профессия насквозь прозаическая. Сначала идут всякие шпионские пугалки, типа подкрался со злыми намерениями; потом разводит сказки про “волшебное оружие”, словно это скрипка какая – и презентует его: укорот, автоматическая машинка. Времена нынче настали – приходится охотнику покупать нечто более убойное и скорострельное.

И наконец ГГ: о нём и его роли стоит поговорить отдельно…

ОХОТНИК.

Валерий Рудольфович Гумперт (Андрей Щербович-Вечер).

И боец, и ученый.

— актёр, сценарист, режиссер и продюсер — обычно вспоминаемый по “Беспределу”, то есть, роли в этот фильме (там же играл и Мохов). Не менее запоминается в фильме “Чёрные береты” – там он капитан Васильев. В тех же “Серых волках” снялся в роли контрразведчика. Довольно фактурный актёр, который имеет запоминающуюся внешность. Активно снимался в фильмах с 80-ых по 2010-ые. Любит шифроваться ото всех.

Это занятно: ранее я упоминал в своей статье о Жане Рейе и его рассказике Знаменитости на Тюдор-Стрит; так вот, есть короткометражка, там Щербович-Вечер сыграл Катермола, а Капитолина Ильенко – Патрицию Бодлей. Кто бы мог подумать! Но это сейчас редкость, не найти пожалуй.

Занятно, но думается мне, что раз сказка-то про Красную шапочку традиционно германская, но и охотник оттуда, отчего его фамилия такой-то, с окончанием — перт (Руперт, Герберт или вообще Рауштинперт), это только подтверждает. Он может быть, как русским, так и германских, и ещё каких кровей (или полукровкой). Отчество Рудольфович ни о чем не говорит, пожалуй — мог и выдумать, но корни у него всё равно германские; да и вид «тогдашнего» Гумперта именно такой — явного гер-ягера, охотника.

Гумперт, у играющего его актёра и фамилия особая – Щербович-Вечер. Несмотря на моложавый вид, персонаж хорошо подошел под «вечного охотника»: вроде молодой, но волосы с проседью, шрам, усталое лицо искателя истины, и глаза – диковатые, порой пустые, словно глаза старца, безумца — или человека, увидавшего на веку слишком много. В этом плане эта роль великолепно играет! Актеру же тогда было всего около тридцати. Повезло, что на кастинге его выбрали именно на главную роль, а не на роль, например, Иманта или Сигиса. Что-то в Щербовиче-Вечере есть само по себе, что играет на эту роль, чисто даже внешне. Как сам по себе сценарист и режиссер, он мог бы предвидеть — как будет выглядеть в этой роли…

В этом плане его глаза о многом говорят – наверное, его, Гумперта, даже бы устроило, если он, спасая Марианну, погиб бы – всё равно, правила охоты почти равные, и допускали его гибель в случае неудачи (хотя тогда и девочка бы была следующей). А так, даже в этот раз ему удалось выкрутиться. Но шрам на лице (который порой всё же иногда скачет по лицу – от небрежности гримеров) показывает, что охотнику приходились получать от люми – быть может это напоминание о самом первом разе, ибо на древнем фото он, шрам, уже был.

Вообще, по моему этот охотник кармически проклят — хотя бы своей вечной охотой; потому часто ему не везёт: то под friendly fire от девочки попал, то его Сигис заковал — а люми в этот момент напал, воспользовавшись моментом, то ещё что – капкан против него же сработал (люми довольно ржал, когда уловил-учуял эту довольно простую ловушку)… То есть, ему не везёт в ряде моментов, но в последний момент он как-то выкручивается; вот и последний удар — топором, был за ним. В этот момент они были равны – оба на исходе сил, оба на грани гибели, а автомат был далеко. Автомат давал преимущество, но люми удалось свести его на нет.

Гумперт — ученый-натуралист, писатель и фольклорист (а иначе, как бы он узнал-раскопал об этих самых люми в данной местности) засветился в научно-популярных передачах. Человек явно старой закалки, временами серьезен, а временами довольно весел и харизматичен. Охотник, несмотря на опыт, поначалу очень нехотя относится к современному оружию — заказал вот у оружейника и приехал получать. Также играет по старинке – добрая старая охота, а то, что чел по лесам с автоматом бегает, так это как-то по привычке – правда, он надеялся разделаться с люми в глуши, без свидетелей, но не получилось.

Также, видимо он излучает некую ауру мудреца, зрелого и опытного мужчины – его любит вся семья с хутора (и тетка-бабулька Эстер), а в особенности любвеобильная Инга; но всё дело в том, что любовь самого Гумперта – это охота на люми (я люблю только волков! — сказал он Инге, вроде бы в шутку), и даже его присказка о том, что они когда-нибудь помирятся с люми — и люди узнают от них их тайны, да и сущность человека тоже – выглядит некий оправданием охоты, некой давней мечтой. Короче, для Гумперта люми – проверенные, заклятые “старые добрые” враги (а разве многие охотники не с таким же настроем идут на медведей?), а людские мотивы и чаяния – для него постольку-поскольку.

Он же сам и отвечает Инге, что не сможет жениться и завести детей, однако его внук (в кавычках, скорее всего) снова будет ждать следующего люми.

Это немного философски-грустно воспринимается, ибо цель этого Гумперта из века в век одна, а хорошие люди приходят и уходят. Кто-то заигрался в охоту…

По словам Валерия — и судя по древней черно-белой фотографии (в доме тёти Эстер и в его же фотоальбоме), этим (охотой) занимался ещё его прадед, Яков.

Дэр ягер Яков Гумперт, фамильное сходство или…?! Есть шрам, но он с другой стороны — впрочем, тогда дагеротипы (камеры-обускуры) переворачивали лицо наоборот для фотографии, так что шрам там же, что и у нынешнего охотника.

Начальная его речь, обратите внимание, охотника Якова Гумперта — из 1891 года, а сейчас как бы 1991 — прошло ровно сто лет… Его слова, задокументированные в 1891 году, могли повторяться и раньше, со времён, когда вражда люми и Гумпертов только началась.

Кроме фото в доме тёти Эстер, есть фотоальбом Валерия Гумперта, где видна дата, когда охотник фотографировался — то есть ещё раньше, чем он убил последнего люми, в1891 году: Рига 1830.

Но по существу, мне показалось, что это один и тот же человек: тот же шрам на щеке, (только раньше он носил усы), тот же взгляд серых глаз. Так что, если это допустить, то нашему охотнику тоже как минимум лет сто (а то и больше), и он уже давно гоняется за древними лохмачами. Традиция.

Охотник на тропе войны, и ведёт он себя соответственно: стреляет издали — и не стреляет, если шанс попасть мал; он осторожничает и выгадывает момент для нападения.
На это же намекает то, что тётя Эстер сказала, что Гумперт напомнил ей кого-то из её молодости. Опять же, фотографии — у неё в доме, и у самого Гумперта в фотоальбоме. Кроме того, становится понятна его некоторая неловкость и «старомодность».
Можно сказать что он – местный Гримм, как в одноименном сериале, только заточенный именно на поимку люми. Кроме шуток, есть ещё версия — если учесть, что ранее был ещё Яков Гумперт — то он мог бы быть как раз Яковом Гриммом — старшим из братьев Гримм (а если всё это время, это был один и тот же человек…). На это же намекает и парная фотография из фотоальбома Гумперта — только пара мужчин на фото довольно молоды для Гриммов, да и фотографии тогда не было — только портреты с натуры…
Занятно, но в первоначальной сказке всё был мрачно, но в переделке сказки — братьями Гримм, появились и охотники, и странный, но хэппи-энд: съеденных внучку и бабушку извлекли из убитого волка.
То есть, фильм в целом наивен, простоват, но у него есть продуманные детали (но некоторые легко пропустить — и во второй просмотр к ним уже приглядываешься и сопоставляешь) — но их фильм подаёт без особой головоломности и без объяснений, а интрига также весьма прозрачная — мы практически всё видим с самого начала и многое предугадываем, разве что не знаем, чем же всё закончится. Если бы всё за фильм объяснили — потерлась бы атмосфера мистики и тайны: на неразгаданную тайну люми и напирает сам фильм.

Это немного нечестно, так как хотя охотник и один (и традиционно у него технические средства и огнестрел), но видимо, он давно не проигрывал — а люмики каждый раз новые, необстрелянные. Но охотник играет, в основном, по старым правилам – и один, без свидетелей. К тому же, он вроде как должен каждый раз предоставить “на живца” Красную шапочку…

Встретив люми лицом к лицу, Валерий Гумперт под конец фильма, говорит (чтобы уж совсем подтвердить нашу догадку): Ну иди же ко мне. Я так давно тебя ждал. Целых сто лет…

Мне Валерий Гумперт напомнил другого вековечного борца со злом — Гленна (глэкена)Трисмегиста, из фильма 1983 года, Крепость. Защитники человечества, они такие…

Порой не так интересен люми, про которого мы практически сразу узнаём и примерно знаем, на что тот способен – нет, нам интересен сам охотник, его мистическая тайна; он и люми – одна сплошная древняя история. Вся прелесть фильма в явных отсылках, аллюзиях, но по существу, нам так ничего не раскроют – просто намёк на следующие события, которые снова повторятся – жизнь есть жизнь. С другой стороны, кто опаснее: неведомые люми, или охотник, что вечно за ними гоняется – и которому чёрт знает сколько лет?

Под конец, из последних сил, он завершает давнее дело, вроде бы всё закончилось, древняя загадка не разгадана, концы утеряны…

Вместо эпилога…

Идёт привычный ему монолог Гумперта, который берёт начало ещё из XIX века, а быть может и ранее: Я ведь не убийца, я просто хочу знать – почему? Люми – это большая тайна. Я найду их и спрошу – может и они что-нибудь знают о человеке? И если мы попросим их, то они простят нас?!

И словно бы в ответ…

̶О̶д̶н̶а̶к̶о̶ ̶м̶а̶ф̶и̶я̶ ̶п̶е̶р̶е̶д̶а̶ё̶т̶ ̶п̶р̶и̶в̶е̶т̶ по радио говорят, что: Тирли Люми, от себя — и от своего брата Харальда, просит передать для их друга, Валерия Гумперта, песню „Мы ещё встретимся!“…

…И тут лицо Гумперта расползается в широкой улыбке – и действительно, до скорой встречи!

Опять охота – и быть может, шанс договориться, наконец, с племенем люми, искупив давние обиды…

У меня возникла любопытная мысль – Латвия, ранее, давным-давно туда набегали норды-варяги, имена люми явно скандинавские (Харальд, Тирле) – а не из этих ли земель люми и приходят?! Тогда понятно, как они десантируются – могут приплывать, например, на ладье — а уж дальше пешочком — к древним землям, отмеченным их родовыми тотемами. Также, сами норды боялись неких существ, великанов, выходящих из тумана — врайкулов (это из WOW) или “пожирателей мёртвых” (книга — и фильм «13 воин») – в любом случае, неких скандинавских хищных гигантов-людоедов (а то и оборотней-берсеркеров); тогда многое сходится, разве что все эти предпосылки, в том числе и фильма, основаны на сравнительно недавних понятиях-легендах, хотя упоминания о них в исторической древности более туманны и затерялись в веках. Все равно, любопытная теория…

Некоторые моменты.

Словно батя сынка в садик привёл… Люми: и в этих коробах вы живёте? Как живёте-можете?!

Фильм Владимира Брагина, снимали всего-то пару-тройку месяцев (это видно — по общей скоротечности и простоте построения фильма), но из-за некоторых сложностей, сроков дальнейшего монтажа отснятого кино-материала, выход картины затянулся на год с малым – что в принципе тоже неплохо; для более матёрых режиссеров и навороченных фильмов уходило на это до полутора и более лет.

Снят фильм неплохо, декорации натуральные, копеечные, без изысков. Хорошо подобран антураж — сельская глубина, хутора, болота, лес, прям сказка, чего уж там! Сам люми убедительный — для 90-х, в наше время смотрится немного топорно, местами комично. Особых нареканий нет, ну разве что грим Гумперта, с Люми всё хорошо, в том числе и с его зловещим громким хохотом…

Режиссер это понимал, поэтому старался реже светить лицо монстра и показывать его большей частью со спины, или сбоку. Но с самого начала он показан ̶в̶о̶ ̶в̶с̶е̶й̶ ̶к̶р̶а̶с̶е̶ во весь рост, для нагнетания обстановки. Надо сказать, что образ противоречив — до комичности и взаимоисключающих параграфов:

Внешне люми выглядит как человек, но большого роста, лицо заросшее, нетипичное, грубое. Разговаривает мало, чаще просто повторяет фразу собеседника или потом её же повторяет другому человеку. Однако, вместе с тем, понимает понятие «попутка» — что его могут подвести. Уже чудом видится то, что его пару раз пускали “на борт”, и везли, куда ему нужно.

Кроме того, у него, как мы потом увидим, грубые ладони с атрофированными большими пальцами: отсутствие или упрощение противостоящего большого пальца вполне в духе звериной сути люми — кстати, ему было бы сложно взять топор и выполнить ряд действий именно из-за этого. Несмотря на это у люми одежда человеческая, застегнутая, а берцА на ногах завязаны (ходит как антропоид, на ногах) – и как он такими монструозными лапами что делал-надевал (или другие люми его одевали) – а кроме того, возникает вопрос, откуда у этого люми одежда его комплекции.

То есть, если не принимать, что мы смотрит сказку со своими правилами, то включив голову, будет очень много нестыковок, разных огрехов и прочего. Но это же сказка! — со своей атмосферой, так что продолжим…

Хутор «Люми», всё в включено: романтика днём, вой по ночам.

Фильм также подчеркивает, через комментарий главы семейства Яниса — что их хутор, на котором они живут, носит название «Люми» (вероятно, издавна это было лесистые место «выпаса» тех самых люми, их территория, вот и место так назвали, уже не помня первопричины), а хутор тот находится в Латвии (хотя снимали, кажется, в Мытищах).

Больше того, сам хутор и вероятно, эта земля, пропитаны духом люми, этакие покинутые ими поселения, но занятые людьми – то и дело, там и тут, проглядывает волчья тематика на этом же хуторе: барельефы чудовищ, морда люми, орнамент в доме — на лестнице, ковры «»охотник-собака», опять волки (я поначалу думал, что это такая напоминалка — о волке и красной шапочке в целом, а не о люми).

Волки, охота, снова волки — везде, и они словно шепчут: не забывайте нас, иногда мы возвращаемся…

Небезызвестный Юрий Сенкевич даже засветился по телеку — в фильме, порасспросил немного о люми знатока Гумперта. Там же мелькнул и Гумперт, показывая, что он в теме, и довольно известен — как минимум, его знают как чудаковатого специалиста — по своеобразным “снежным людям”. На самом же деле, Гумперт подаёт историю так, что он всего лишь пишет книгу про люми — типа они фольклор — и не более.

Отчасти фильм смотрится как легкий бред (с толикой абсурда), но если допустить некий элемент байки-сказки, становится легче. В целом наивно-просто было тогда – ностальгически смотрится и сейчас. Странный и уникальный фильм, даже вроде как семейная комедия — и закачается всё слишком уж душевно. Люми, по ходу фильма, за кадром загрыз всего пару людей — а в целом, больше бегал, ухал, чудил, играл в прядки с охотником, нагонял страху, порой просто хулиганил и проказничал, а потом девочку ловил.

Самая экшоновая и напряженная сцена в фильме, в его середине — выслеживание люми и его поединок с охотником. До и после — довольно смешано и попроще, ну и в конце напряг есть, который нет-нет да и проскакивал, время от времени, ближе к финалу.

Много вопросов возникает при просмотре, но не дается ответов. Мистика же! Тут, как сейчас говорят, мог бы быть приквел — например, про Якова Гумперта в  XIX веке — но незачем?; да и декорации и затраты были бы больше, чем в оригинале. Получилось бы вторично — и следовательно, более трэшово..

Но мне фильм понравился. Актёры разнообразные, и забавные, Мохов – популярный в 90-ые, в фильме эпизодическая героически-дурашливая роль, классный и крутой ГГ, другие жители — нарочито архетипы, забавные и посконные. Местечковая страшилка с мягким налетом романтики и мистики. Сложно передать атмосферу фильма, если не видел ранее.

Разное.

А коротковата кольчужка-то… то есть, касочка… Сойдёт, голову защитить — я же в неё ем!

Преемственность поколений для зла – зверь нашел на болоте старую немецкую каску и нахлобучил себе на голову – этакий зверь-нелюдь, сюрреализм. Так-то он всего лишь хотел защитить голову, но получился некий символизм.

Во чужом пиру похмелье — Гумперт вооружил свою Красную шапочку, но в критический момент под её огонь попали оба, в результате два полуослепших противника бродили по дому, а девочка жалась в уголке.

Мастерство Рэмбо: кое-что люми использовал против охотника – тот же капкан, а до этого установил «бревенчатую ловушку»: так сказать, оба обменялись своими ловушками. И вообще, воин люми – это диверсант на людской территории (хотя лес это именно его родные земли), и волен использовать подручные средства.

…и мой топор! – зачем-то люми слямзил топор у тетки — а в итоге он стал орудием последнего удара (шанса) — но для соперника-Гумперта. Люми как хитрый ребенок; также зачем-то использовал Иманта, но его план сработал лишь отчасти. Все у него не по-людски и отчасти бесхитростно-наивно выходило. Много раз мог убить врага голыми руками-лапами, сломать шею – ну тут уже киноштапты; тогда бы кинА не было – как не покидать врага в стороны?!

Топорная работа.

Честно говоря, последний удар топором в подвале — спорный эпизод: во-певрых, места было мало для замаха — разве что топором погладить навалившегося люми, при такой тесноте… Во вторых, такой живучий громадина — и помер от одного удара. Забавно, но за всё время люми не нанесли никаких ран, хотя охотник очень старался его подстрелить. В третьих, опять же вес люми — он бы раздавил Гумперта в лепёшку…

Опять же, почему у Гумперта нет одного из атрибутов охотника, вполне логичного — охотничьего ножа? Наверное, он на него даже не надеялся, полагаясь на огнестрел — вплотную, в рукопашной с люми шансов нет…

Традиция – раз в сто лет — этот срок обычно и ждёт охотник, готовится к нему — то же делают и люми, которые не пойми где обретаются (под землёй, в горах, в параллельном мире?), ибо их давно бы уже заметили люди. Также традиционно должна быть девочка-Красная шапочка, и видимо определенных малых лет. Да к тому же, в традиционном ̶н̶а̶ц̶и̶о̶н̶а̶л̶ь̶н̶о̶м̶ костюме… Всё довольно фиксировано по части ритуала, но размыто по части методов и средств обеих сторон (но обе стороны стараются не плодить свидетелей их соревнования).

Тотемизм — туда же; также весьма традиционно, что люми ночью поклоняется местному своему идолу, стоящему в особом месте — тотемизм, древние верования, земля предков. Отчасти, в этот момент, «Люми» напоминает фильм “Хищник” – своим ревом люми оповестил, что прибыл на точку — и готов к охоте (и в целом, если подумать, люми тоже смахивает на того пришельца, только мистического, нашего). Любопытно, а если бы не было девочки – просто охотник и волк…то есть люми? Или девочка нужна как приманка, и без неё никак?

Когда кто нибудь меня спрашивает, что за песня играет по радио, я делаю хриплый голос (на манер профессора Лебединского) и отвечаю: песня… про дождь!

Бег Иманта – утекал как мог: каков персонаж, таковы и его действия.

Это интересно: осень, промозгло холодно, туманно, оба – охотник и люми, натянули плащи (охотник ещё и шапочку); кроме того, Гумперт надеялся на некоторую защиту — по крайней мере, от когтей и зубов люми, а тот, в свою очередь, прикрывал мохнатое тело, издали сходя за просто высокого человека (грибника, например).

Спокойная сонная осень — фильм выбрал время действия осень: пору золотых листьев, легкой туманности, сырости, размеренного и задумчивого времени сельской глубинки. Много лирики, но ночи мрачноваты и загадочны. Люми же обычно приходит в день осеннего равноденствия.

ИТОГ.

Музыка фильма — к месту, местами лирическая, местами напряженная, порой уступает место тревожной тишине. Мелодия «песни про дождь» надолго запоминается, ведь её так или иначе, воспроизводят время от времени. Нарекание может вызвать лишь картинка — но есть пара вариантов — похуже — оригинал, и более лучшая VHS-Rip; правда там, опять таки, звук как в бочку — побочный эффект перезаписи. Но всё то терпимо, и даже играет на атмосферу — добро пожаловать в 90-ые!

В целом, для многих это очень шикарный фильм, с запоминающейся музыкой и атмосферой. Трудно точно назвать жанр, но видно, что они, жанровые элементы, то и дело менялись — но вероятно, это ещё и жанровая пародия на фильмы ужасов; тогда да, многое объяснимо.

Вроде бы не трэшак, на порядок выше, получше — и душевнее. Фильм на грани – советский кинематограф уходит, российский кинодел приходит, но нечто светлое осталось, и вместе с тем – пришло нечто залихватское, последний момент показать что-то мистическое – тогда это было уже можно — и модно…

Дорожный болтливый и добродушный «Христос» — и армянин; один за другим подобравшие на трассе «саженного дядю».

В итоге загрызание незадачливых водил происходит за кадром и описание идёт с чужих слов, в фильме нет крови\кишок, а монстр почти что опереточный пугака. Это странно и почётно — потому что как раз в 90-ые, пошла чернуха и прочие излишества.

Фильм тянет на три-четыре балла из пяти (один накину из-за ностальгии: кто не видел и не фанател – на троечку фильм). Он куда лучше сбалансирован, чем попытки более современных режиссеров сделать “российский ответ Голливуду”, да и тогда был новаторским и неплохо поставленным – этим и ценен. Опять же продуманы детали.

Для меня наверное, всё-таки пять баллов – крайне необычная смесь сказки, боевика, страшилки, кучи известных актеров, пара крайне необычных и неоднозначных ролей – Гумперт и люми, а также мрачноватая, но местами забавная и атмосферная, чуть несерьезная современная сказка, берущая начало от сказок классических – это всё очень необычно выглядит. От этого проистекает некое недоверие к фильму — сказке мы многое прощаем, но фильм, имитирующий сказку, всё же чуть нелогичен и живет по тем же законам сказки — это следует учитывать при просмотре. Также допускаю, что фильм получился семейный, пугалка для детей, а взрослые его не очень оценят — особенно современные; но вот те, кто на «Люми» вырос, его любят, и не без оснований.

Как никак — комедия ужасов, редчайший и сравнительно удачный фильм на стыке эпох — этакий пятнистый неведомый зверь, у которого пятна на шкуре — это то ужасы, то мелодрама, то комедия: многое смешалось в этом фильме, главное — он максимально не злой, не кровавый, местами даже лирический.

Может кому этого будет мало, но я ценю этот фильм за хорошую атмосферу, необычного монстра — и необычного же охотника на него, где не на последнем месте – жизни приземленных людей и их сплоченность, семейность, соседство. Также косвенно поднимается соседство неких неведомых, опасных, но живущих (и ̶в̶о̶ю̶щ̶и̶х̶ воюющих) по своим правилам существ…

Вообще, весь фильм, все эти роли, создаёт впечатление как от большой разнообразной семьи, сказочной – да; но даже люми и Гумперт там, пусть и приблудные, но такие же персонажи-родственники этой сказки. Особенно это хорошо показано в конце фильма, при показе ролей — и актеров их игравших, опять-таки в семейно-шутливом ключе: не пугайся, зритель, сказка не страшная почти — мы большей частью шутили…

Но некоторым это покажется излишне слащавым и по-детски — я допускаю это; фильм наивен по своей сути, прост, хотя и не так поверхностен, как может показаться.

Люми примерно на том же уровне, как и Доля секунды 1992 года — с Рутгером Хауэром — там также есть сходный антураж сырой осенней погоды, и даже почти та же сцена, когда монстр кладёт герою на плечо свою когтистую лапу. И разница у них всего в один год; оба фильма — мистическое противостояние людей силам зла.

Кстати, суть фильма сильно напомнило о рассказе “Сказка на ночьЛеонида Алехина, о которой уже упоминал в другой своей статье Странные книги. Опять же, сюжет обыгрывающий Красную шапочку, волка и охотника. Вот прямо похоже, и охотник там благородный, есть преследователь — и мистика, и местечко оторванное от цивилизации. Тоже порадовала такая связь. Тема у этой сказки воистину вечная – и дело даже не в волке или красной шапочке — а в людях и монстрах, об их существовании и предназначении — порой в вечном их противостоянии.

Так или иначе, тепло вспоминаю этот фильм, детский ужастик нашего детства…

Ждём ещё сто лет…

 

Добавить комментарий